Bsg-stroy.ru

Лучшей признана кровать в виде корабля, из-за ряда достоинств

Основные виды кроватей

Виды кроватей по размеру

  • Односпальная кровать, предназначена для одного человека. Типовые размеры односпальных кроватей Ширина от 80 до 120 см. Длина от 190 до 210 см.
  • Полуторная кровать. Можно в шутку сказать, что не ней разместятся полтора землекопа (как в « Стране невыученных уроков»).Но вероятнее, что свое название она получила из-за того, что ее размер примерно в 1,5 раза шире одинарной. Размеры полуторных кроватей Ширина от 120 до 160 см. Длина 190-220 см.
  • Двойная, или двуспальная кровать для комфортного сна двух человек. Принятая ширина от 160 до 230 см длина от 200 до 220 см.

Как выбрать правильный размер кровати

  • При выборе кровати, ее длину следует выбирать из расчета роста спящего плюс 15-20 см.
  • Комфортной шириной кровати считается ширина, при которой вы, лежа на спине с руками за головой не будете локтями сваливаться с края кровати.
  • Высота кровати оптимальна в том случае, когда верхний уровень матраса на кровати находится на уровне ваших колен.

Виды конструкций кроватей

  • Несущими опорами конструкции кровати являются ее спинки – у изголовья и у ног. Каркас кровати со спальным местом навешивается на них. Вспомните бабушкину кровать с хромированными спинками, кучей подушек и панцирной сеткой. Тем, кто служил в армии такой тип конструкции тоже хорошо знаком.
  • Несущую функцию выполняет каркас кровати со спальным местом, спинки навешиваются на него. В этом случае каркас может быть на ножках или иметь сплошную опору, например, в виде стенок – панелей из ДСП или МДФ.
  • Основа кровати с ножками является опорой для матраса и выполняет несущую функцию, а вот декоративная часть кровати – боковые панели и спинки не связаны с опорой. Опора кровати находится как бы в футляре.

Материал конструкций

Конструктив кровати не сильно влияет на комфорт сна. Важно, что бы материал несущей конструкции был прочным.

Сегодня на рынке представлены кровати из ЛДСП, МДФ, натурального дерева, металла и пластика.

Предпочтение следует отдавать кроватям из натуральной древесины или из металла, они вам прослужат дольше других.

Виды основ для спального места кровати

  • Панцирная металлическая сетка. Поверх сетки укладывается матрас. К плюсам можно отнести то, что конструкция сетки прочна и долговечна. Основной минус это низкая жесткость, из-за которой сетка проседает под весом спящего. Обычно на конструкции с сеткой используют ватный матрас. В ортопедическом плане этот вариант далеко не лучший.
  • Основа выполнена из листового материала, фанеры, ДСП или МДФ. Сверху укладывается матрас любого типа. Основной плюс такого варианта его низкая цена. К минусам можно отнести низкую устойчивость к нагрузкам.
  • Конструкция из ламелей. Ламели – это планки, выполненные из натурального дерева. Ламели имеют необходимую жесткость и в то же время они пластичны и имеют хорошие ортопедические свойства. На сегодня ,это наиболее удачный выбор для обеспечения комфортного сна.

На рисунке выше представлен пример основы из ламелей 1-ножки опоры, 2-металлический каркас основы 3-деревянные ламели

Виды кроватей по наличию мест для хранения

  • Кровати с выдвижными или приставными ящиками для белья. Удобно хранить постель или другие вещи в ящиках. В небольших пространствах любое дополнительное место хранения не помешает.
  • Кровати с подъемным механизмом или без, с внутренним ящиком для хранения. Такие модели не очень удобны, особенно, если есть необходимость, часто заглядывать в «хранилище».
  • Кровати без мест для хранения

Виды матрасов для кроватей

  • Ватные матрасы. Самый бюджетный вариант. Такой вид матрасов не рекомендуется использовать длительное время. Вата может сваливаться и образовывать бугры, которые негативно отразятся на состоянии вашей спины и поясницы
  • Матрасы из поролона и его аналогов. Современные технологии позволяют сделать жесткий ортопедический матрас из казалось-бы, мягкого материала. Основной минус это малый срок службы таких матрасов.
  • Пружинные матрасы. Наиболее подходящий вид матраса для людей, у которых проблемы со спиной. Сейчас существует масса моделей пружинных матрасов, имеющих как различное наполнение и типы пружинных блоков, так и варианты покрытия и промежуточных слоев. Все эти особенности влияют на ортопедические свойства матрасов и могут иметь различную устойчивость к нагрузкам, а значит и срок службы.

При выборе матраса обращайте внимание на размер матраса и на размер спального места, а не на размер самой кровати. Как правило, размер кровати больше размера спального места.

Виды кроватей по декоративному оформлению

Под декоративным оформлением понимают видимые части кровати- боковые стенки и спинки.

  • Декоративные детали из листового материала – ЛДСП, МДФ. Наиболее дешевый вариант. Много цветов, неплохая устойчивость к износу.

  • Элементы декора кровати из натуральной древесины. Выполняют из различных пород, как дорогой древесины, так и из бюджетной, имитирующей дорогие породы или без таковой. Плюс деревянной отделки натуральность и экологичность. Минус дороговизна и капризность древесины. Низкая устойчивость к перепадам влажности и температуры. Не рекомендовано использовать в помещениях сезонного проживания без отопления (например, дача).

  • Металлические и кованые кровати. Наиболее элегантны и долговечны. Основной минус высока цена.
  • Кровати с мягкой обивкой. Обивка может быть как тканевая, так и из натуральной или искусственной кожи. Такие кровати смотрятся необычно. Пожалуй, главный недостаток это способность обивки загрязняться и изнашиваться быстрее других материалов.

Алые паруса. Бегущая по волнам. Золотая цепь (6 стр.)

Он усердно тянул ее за юбку, в то время как сторонники домашних средств наперерыв давали служанке спасительные рецепты. Но девушка, сильно мучаясь, пошла с Грэем. Врач смягчил боль, наложив перевязку. Лишь после того, как Бетси ушла, мальчик показал свою руку. Этот незначительный эпизод сделал двадцатилетнюю Бетси и десятилетнего Грэя истинными друзьями. Она набивала его карманы пирожками и яблоками, а он рассказывал ей сказки и другое истории, вычитанные в своих книжках. Однажды он узнал, что Бетси не может выйти замуж за конюха Джима, ибо у них нет денег обзавестись хозяйством. Грэй разбил каминными щипцами свою фарфоровую копилку и вытряхнул оттуда все, что составляло около ста фунтов. Встав рано. когда бесприданница удалилась на кухню, он пробрался в ее комнату и, засунув подарок в сундук девушки, прикрыл его короткой запиской: “Бетси, это твое. Предводитель шайки разбойников Робин Гуд”. Переполох, вызванный на кухне этой историей, принял такие размеры, что Грэй должен был сознаться в подлоге. Он не взял денег назад и не хотел более говорить об этом.

Его мать была одною из тех натур, которые жизнь отливает в готовой форме. Она жила в полусне обеспеченности, предусматривающей всякое желание заурядной души, поэтому ей не оставалось ничего делать, как советоваться с портнихами, доктором и дворецким. Но страстная, почти религиозная привязанность к своему странному ребенку была, надо полагать, единственным клапаном тех ее склонностей, захлороформированных воспитанием и судьбой, которые уже не живут, но смутно бродят, оставляя волю бездейственной. Знатная дама напоминала паву, высидевшую яйцо лебедя. Она болезненно чувствовала прекрасную обособленность сына; грусть, любовь и стеснение наполняли ее, когда она прижимала мальчика к груди, где сердце говорило другое, чем язык, привычно отражающий условные формы отношений и помышлений. Так облачный эффект, причудливо построенный солнечными лучами, проникает в симметрическую обстановку казенного здания, лишая ее банальных достоинств; глаз видит и не узнает помещения: таинственные оттенки света среди убожества творят ослепительную гармонию.

Знатная дама, чье лицо и фигура, казалось, могли отвечать лишь ледяным молчанием огненным голосам жизни, чья тонкая красота скорее отталкивала, чем привлекала, так как в ней чувствовалось надменное усилие воли, лишенное женственного притяжения, – эта Лилиан Грэй, оставаясь наедине с мальчиком, делалась простой мамой, говорившей любящим, кротким тоном те самые сердечные пустяки, какие не передашь на бумаге – их сила в чувстве, не в самих них. Она решительно не могла в чем бы то ни было отказать сыну. Она прощала ему все: пребывание в кухне, отвращение к урокам, непослушание и многочисленные причуды.

Если он не хотел, чтобы подстригали деревья, деревья оставались нетронутыми, если он просил простить или наградить кого-либо, заинтересованное лицо знало, что так и будет; он мог ездить на любой лошади, брать в замок любую собаку; рыться в библиотеке, бегать босиком и есть, что ему вздумается.

Его отец некоторое время боролся с этим, но уступил – не принципу, а желанию жены. Он ограничился удалением из замка всех детей служащих, опасаясь, что благодаря низкому обществу прихоти мальчика превратятся в склонности, трудно-искоренимые. В общем, он был всепоглощенно занят бесчисленными фамильными процессами, начало которых терялось в эпохе возникновения бумажных фабрик, а конец – в смерти всех кляузников. Кроме того, государственные дела, дела поместий, диктант мемуаров, выезды парадных охот, чтение газет и сложная переписка держали его в некотором внутреннем отдалении от семьи; сына он видел так редко, что иногда забывал, сколько ему лет.

Читать еще:  Требования к детским кроватям для новорожденных, разнообразие моделей

Таким образом, Грэй жил в своем мире. Он играл один – обыкновенно на задних дворах замка, имевших в старину боевое значение. Эти обширные пустыри, с остатками высоких рвов, с заросшими мхом каменными погребами, были полны бурьяна, крапивы, репейника, терна и скромнопестрых диких цветов. Грэй часами оставался здесь, исследуя норы кротов, сражаясь с бурьяном, подстерегая бабочек и строя из кирпичного лома крепости, которые бомбардировал палками и булыжником.

Ему шел уже двенадцатый год, когда все намеки его души, все разрозненные черты духа и оттенки тайных порывов соединились в одном сильном моменте и тем получив стройное выражение стали неукротимым желанием. До этого он как бы находил лишь отдельные части своего сада – просвет, тень, цветок, дремучий и пышный ствол – во множестве садов иных, и вдруг увидел их ясно, все – в прекрасном, поражающем соответствии.

Это случилось в библиотеке. Ее высокая дверь с мутным стеклом вверху была обыкновенно заперта, но защелка замка слабо держалась в гнезде створок; надавленная рукой, дверь отходила, натуживалась и раскрывалась. Когда дух исследования заставил Грэя проникнуть в библиотеку, его поразил пыльный свет, вся сила и особенность которого заключалась в цветном узоре верхней части оконных стекол. Тишина покинутости стояла здесь, как прудовая вода. Темные ряды книжных шкапов местами примыкали к окнам, заслонив их наполовину, между шкапов были проходы, заваленные грудами книг. Там – раскрытый альбом с выскользнувшими внутренними листами, там – свитки, перевязанные золотым шнуром; стопы книг угрюмого вида; толстые пласты рукописей, насыпь миниатюрных томиков, трещавших, как кора, если их раскрывали; здесь – чертежи и таблицы, ряды новых изданий, карты; разнообразие переплетов, грубых, нежных, черных, пестрых, синих, серых, толстых, тонких, шершавых и гладких. Шкапы были плотно набиты книгами. Они казались стенами, заключившими жизнь в самой толще своей. В отражениях шкапных стекол виднелись другие шкапы, покрытые бесцветно блестящими пятнами. Огромный глобус, заключенный в медный сферический крест экватора и меридиана, стоял на круглом столе.

Обернувшись к выходу, Грэй увидел над дверью огромную картину, сразу содержанием своим наполнившую душное оцепенение библиотеки. Картина изображала корабль, вздымающийся на гребень морского вала. Струи пены стекали по его склону. Он был изображен в последнем моменте взлета. Корабль шел прямо на зрителя. Высоко поднявшийся бугшприт заслонял основание мачт. Гребень вала, распластанный корабельным килем, напоминал крылья гигантской птицы. Пена неслась в воздух. Паруса, туманно видимые из-за бакборта и выше бугшприта, полные неистовой силы шторма, валились всей громадой назад, чтобы, перейдя вал, выпрямиться, а затем, склоняясь над бездной, мчать судно к новым лавинам. Разорванные облака низко трепетали над океаном. Тусклый свет обреченно боролся с надвигающейся тьмой ночи. Но всего замечательнее была в этой картине фигура человека, стоящего на баке спиной к зрителю. Она выражала все положение, даже характер момента. Поза человека (он расставил ноги, взмахнув руками) ничего собственно не говорила о том, чем он занят, но заставляла предполагать крайнюю напряженность внимания, обращенного к чему-то на палубе, невидимой зрителю. Завернутые полы его кафтана трепались ветром; белая коса и черная шпага вытянуто рвались в воздух; богатство костюма выказывало в нем капитана, танцующее положение тела – взмах вала; без шляпы, он был, видимо, поглощен опасным моментом и кричал – но что? Видел ли он, как валится за борт человек, приказывал ли повернуть на другой галс или, заглушая ветер, звал боцмана? Не мысли, но тени этих мыслей выросли в душе Грэя, пока он смотрел картину. Вдруг показалось ему, что слева подошел, став рядом, неизвестный невидимый; стоило повернуть голову, как причудливое ощущение исчезло бы без следа. Грэй знал это. Но он не погасил воображения, а прислушался. Беззвучный голос выкрикнул несколько отрывистых фраз, непонятных, как малайский язык; раздался шум как бы долгих обвалов; эхо и мрачный ветер наполнили библиотеку. Все это Грэй слышал внутри себя. Он осмотрелся: мгновенно вставшая тишина рассеяла звучную паутину фантазии; связь с бурей исчезла.

Грэй несколько раз приходил смотреть эту картину. Она стала для него тем нужным словом в беседе души с жизнью, без которого трудно понять себя. В маленьком мальчике постепенно укладывалось огромное море. Он сжился с ним, роясь в библиотеке, выискивая и жадно читая те книги, за золотой дверью которых открывалось синее сияние океана. Там, сея за кормой пену, двигались корабли. Часть их теряла паруса, мачты и, захлебываясь волной, опускалась в тьму пучин, где мелькают фосфорические глаза рыб. Другие, схваченные бурунами, бились о рифы; утихающее волнение грозно шатало корпус; обезлюдевший корабль с порванными снастями переживал долгую агонию, пока новый шторм не разносил его в щепки. Третьи благополучно грузились в одном порту и выгружались в другом; экипаж, сидя за трактирным столом, воспевал плавание и любовно пил водку. Были там еще корабли-пираты, с черным флагом и страшной, размахивающей ножами командой; корабли-призраки, сияющие мертвенным светом синего озарения; военные корабли с солдатами, пушками и музыкой; корабли научных экспедиций, высматривающие вулканы, растения и животных; корабли с мрачной тайной и бунтами; корабли открытий и корабли приключений.

В этом мире, естественно, возвышалась над всем фигура капитана. Он был судьбой, душой и разумом корабля. Его характер определял досуга и работу команды. Сама команда подбиралась им лично и во многом отвечала его наклонностям. Он знал привычки и семейные дела каждого человека. Он обладал в глазах подчиненных магическим знанием, благодаря которому уверенно шел, скажем, из Лиссабона в Шанхай, по необозримым пространствам. Он отражал бурю противодействием системы сложных усилий, убивая панику короткими приказаниями; плавал и останавливался, где хотел; распоряжался отплытием и нагрузкой, ремонтом и отдыхом; большую и разумнейшую власть в живом деле, полном непрерывного движения, трудно было представить. Эта власть замкнутостью и полнотой равнялась власти Орфея.

20 мощных фильмов, которые потрясут вас до глубины души

Существуют фильмы, которые рассказывают о самых зловещих и отвратительных человеческих деяниях, показывают самые печальные людские судьбы, человеческую жестокость и обнажают наши пороки.

Многие режиссеры в своих творениях стремятся показать нам полное низложение всех моральных норм. Их фильмы вызывают горячие обсуждения и особенно тяжелы для просмотра, так как касаются тёмных сторон человеческой психики и потрясают бессмысленной жестокостью. Для чего же смотреть такое кино? Для того, чтобы помнить о том, что все мы люди.

Кичику: Банкет чудовищ

кадр: “Кичику: Банкет чудовищ” Это малоизвестный японский фильм Кадзуёси Кумакири, ставший культовым. В нём рассказывается о небольшой банде, лидера которой посадили в тюрьму, где он вскоре совершил самоубийство. Новость о суициде предводителя внесла смуту в ряды группы, и возникла необходимость в избрании нового главы. Борьба за власть, недоверие и паранойя выливаются в безумное кровопролитие.

кадр: “Сербский фильм” Вы не можете себе представить, на какие экстремальные извращения способен человек. Этот фильм запрещён к показу во многих странах из-за натурального изображения изнасилований, некрофилии и педофилии. Фильм рассказывает о бывшем порноактёре Милоше, который живёт спокойной жизнью, любит свою жену и маленького сына. Однажды он получает настолько заманчивое предложение, что не в силах отказаться. Эта съёмка должна обеспечить будущее его семьи, но то, что происходит далее, повергает в ужас.

Сало, или 120 дней Содома

кадр: “Сало, или 120 дней Содома” Декаданс человечества в чистом виде. Последняя работа Пьера Паоло Пазолини основана на романе маркиза де Сада, от имени которого происходит термин «садист». Это фильм-притча, где основной сюжет заключается в том, что состоятельная группа итальянских фашистов держит в плену молодых юношей и девушек, которых подвергают насилию и пыткам. По признанию Пазолини, его фильм – это метафора на отношения современной власти, которую он ненавидел, и человека.

Девушка по соседству

кадр: “Девушка по соседству” Эта криминальная драма основана на реальных событиях и убийстве девочки. Мэг с младшей сестрой поселяется у своей тёти после трагической гибели родителей. Придирки и оскорбления тётушки Руфь к сёстрам перерастают в физические пытки и действия сексуального характера. В издевательствах ей охотно помогают трое сыновей и их друзья. Соседний мальчишка отчаянно хочет помочь девушке, но едва ли ему это под силу.

Пак Чхан Ук снял этот психологический детектив о ничем не примечательном бизнесмене по имени О Дэ Су. В день рождения дочери его похищают и запирают в неизвестном месте, где держат на протяжении 15 лет. Всё это время он не имеет ни малейшего представления о том, кто так бесцеремонно обращается с его жизнью. О Дэ Су не знает, выберется ли когда-нибудь на свободу, но гнев и жажда мести нарастают.

Читать еще:  Какой может быть полка над кроватью, как правильно разместить и закрепить

кадр: “Необходимая смерть” Гилберт – кинодокументалист, который планирует создание своего очередного фильма. Он надеется снять процесс самоубийства «от первоначального замысла до заключительного акта». И тут появляется Мэтт, мужчина с неоперабельной опухолью головного мозга, который решает свести счёты с жизнью, прежде чем боль станет невыносимой. У Мэтта завязываются дружеские отношения с Гилбертом и остальными членами съёмочной группы, поэтому им сложно удержаться от желания помешать его планам.

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

кадр: “Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?” Это драма режиссёра Сидни Поллака о танцевальном марафоне во времена «Великой депрессии». Победителям обещают вручить 1500 долларов, что привлекает к турниру даже беременную участницу. Но танцевальный марафон становится опасным соревнованием на выносливость. Пары выбывают одна за другой. Из-за жёстких условий умирает партнёр Глории.

кадр: “Нити” Нарастающий конфликт между СССР и США приводит к тому, что страны обмениваются ядерными ударами и начинается глобальная война. О последствиях мы узнаём из истории нескольких семей в британском городе Шеффилде. Радиация отравляет воздух и всё окружающее. Пара, ожидающая ребёнка, боится, что новорожденный появится с мутациями. Предстаёт мрачная, но реалистичная картина со всеми ужасами ядерного сценария.

Дорогой Закари: письмо сыну о его отце

кадр: “Дорогой Закари: письмо сыну о его отце” Курт Кенни снял эту документальную ленту в память о его друге Эндрю, который погиб, не подозревая, что его подруга Ширли беременна будущим сыном. Родители Эндрю начинают бороться с Ширли за опекунство, и несовершенство законов ведёт к очередной трагедии. Эта кинолента должна была стать посланием для Закари о том, каким был его отец. Но Закари не суждено было её увидеть.

Алые паруса. Бегущая по волнам. Золотая цепь (6 стр.)

Он усердно тянул ее за юбку, в то время как сторонники домашних средств наперерыв давали служанке спасительные рецепты. Но девушка, сильно мучаясь, пошла с Грэем. Врач смягчил боль, наложив перевязку. Лишь после того, как Бетси ушла, мальчик показал свою руку. Этот незначительный эпизод сделал двадцатилетнюю Бетси и десятилетнего Грэя истинными друзьями. Она набивала его карманы пирожками и яблоками, а он рассказывал ей сказки и другое истории, вычитанные в своих книжках. Однажды он узнал, что Бетси не может выйти замуж за конюха Джима, ибо у них нет денег обзавестись хозяйством. Грэй разбил каминными щипцами свою фарфоровую копилку и вытряхнул оттуда все, что составляло около ста фунтов. Встав рано. когда бесприданница удалилась на кухню, он пробрался в ее комнату и, засунув подарок в сундук девушки, прикрыл его короткой запиской: “Бетси, это твое. Предводитель шайки разбойников Робин Гуд”. Переполох, вызванный на кухне этой историей, принял такие размеры, что Грэй должен был сознаться в подлоге. Он не взял денег назад и не хотел более говорить об этом.

Его мать была одною из тех натур, которые жизнь отливает в готовой форме. Она жила в полусне обеспеченности, предусматривающей всякое желание заурядной души, поэтому ей не оставалось ничего делать, как советоваться с портнихами, доктором и дворецким. Но страстная, почти религиозная привязанность к своему странному ребенку была, надо полагать, единственным клапаном тех ее склонностей, захлороформированных воспитанием и судьбой, которые уже не живут, но смутно бродят, оставляя волю бездейственной. Знатная дама напоминала паву, высидевшую яйцо лебедя. Она болезненно чувствовала прекрасную обособленность сына; грусть, любовь и стеснение наполняли ее, когда она прижимала мальчика к груди, где сердце говорило другое, чем язык, привычно отражающий условные формы отношений и помышлений. Так облачный эффект, причудливо построенный солнечными лучами, проникает в симметрическую обстановку казенного здания, лишая ее банальных достоинств; глаз видит и не узнает помещения: таинственные оттенки света среди убожества творят ослепительную гармонию.

Знатная дама, чье лицо и фигура, казалось, могли отвечать лишь ледяным молчанием огненным голосам жизни, чья тонкая красота скорее отталкивала, чем привлекала, так как в ней чувствовалось надменное усилие воли, лишенное женственного притяжения, – эта Лилиан Грэй, оставаясь наедине с мальчиком, делалась простой мамой, говорившей любящим, кротким тоном те самые сердечные пустяки, какие не передашь на бумаге – их сила в чувстве, не в самих них. Она решительно не могла в чем бы то ни было отказать сыну. Она прощала ему все: пребывание в кухне, отвращение к урокам, непослушание и многочисленные причуды.

Если он не хотел, чтобы подстригали деревья, деревья оставались нетронутыми, если он просил простить или наградить кого-либо, заинтересованное лицо знало, что так и будет; он мог ездить на любой лошади, брать в замок любую собаку; рыться в библиотеке, бегать босиком и есть, что ему вздумается.

Его отец некоторое время боролся с этим, но уступил – не принципу, а желанию жены. Он ограничился удалением из замка всех детей служащих, опасаясь, что благодаря низкому обществу прихоти мальчика превратятся в склонности, трудно-искоренимые. В общем, он был всепоглощенно занят бесчисленными фамильными процессами, начало которых терялось в эпохе возникновения бумажных фабрик, а конец – в смерти всех кляузников. Кроме того, государственные дела, дела поместий, диктант мемуаров, выезды парадных охот, чтение газет и сложная переписка держали его в некотором внутреннем отдалении от семьи; сына он видел так редко, что иногда забывал, сколько ему лет.

Таким образом, Грэй жил в своем мире. Он играл один – обыкновенно на задних дворах замка, имевших в старину боевое значение. Эти обширные пустыри, с остатками высоких рвов, с заросшими мхом каменными погребами, были полны бурьяна, крапивы, репейника, терна и скромнопестрых диких цветов. Грэй часами оставался здесь, исследуя норы кротов, сражаясь с бурьяном, подстерегая бабочек и строя из кирпичного лома крепости, которые бомбардировал палками и булыжником.

Ему шел уже двенадцатый год, когда все намеки его души, все разрозненные черты духа и оттенки тайных порывов соединились в одном сильном моменте и тем получив стройное выражение стали неукротимым желанием. До этого он как бы находил лишь отдельные части своего сада – просвет, тень, цветок, дремучий и пышный ствол – во множестве садов иных, и вдруг увидел их ясно, все – в прекрасном, поражающем соответствии.

Это случилось в библиотеке. Ее высокая дверь с мутным стеклом вверху была обыкновенно заперта, но защелка замка слабо держалась в гнезде створок; надавленная рукой, дверь отходила, натуживалась и раскрывалась. Когда дух исследования заставил Грэя проникнуть в библиотеку, его поразил пыльный свет, вся сила и особенность которого заключалась в цветном узоре верхней части оконных стекол. Тишина покинутости стояла здесь, как прудовая вода. Темные ряды книжных шкапов местами примыкали к окнам, заслонив их наполовину, между шкапов были проходы, заваленные грудами книг. Там – раскрытый альбом с выскользнувшими внутренними листами, там – свитки, перевязанные золотым шнуром; стопы книг угрюмого вида; толстые пласты рукописей, насыпь миниатюрных томиков, трещавших, как кора, если их раскрывали; здесь – чертежи и таблицы, ряды новых изданий, карты; разнообразие переплетов, грубых, нежных, черных, пестрых, синих, серых, толстых, тонких, шершавых и гладких. Шкапы были плотно набиты книгами. Они казались стенами, заключившими жизнь в самой толще своей. В отражениях шкапных стекол виднелись другие шкапы, покрытые бесцветно блестящими пятнами. Огромный глобус, заключенный в медный сферический крест экватора и меридиана, стоял на круглом столе.

Обернувшись к выходу, Грэй увидел над дверью огромную картину, сразу содержанием своим наполнившую душное оцепенение библиотеки. Картина изображала корабль, вздымающийся на гребень морского вала. Струи пены стекали по его склону. Он был изображен в последнем моменте взлета. Корабль шел прямо на зрителя. Высоко поднявшийся бугшприт заслонял основание мачт. Гребень вала, распластанный корабельным килем, напоминал крылья гигантской птицы. Пена неслась в воздух. Паруса, туманно видимые из-за бакборта и выше бугшприта, полные неистовой силы шторма, валились всей громадой назад, чтобы, перейдя вал, выпрямиться, а затем, склоняясь над бездной, мчать судно к новым лавинам. Разорванные облака низко трепетали над океаном. Тусклый свет обреченно боролся с надвигающейся тьмой ночи. Но всего замечательнее была в этой картине фигура человека, стоящего на баке спиной к зрителю. Она выражала все положение, даже характер момента. Поза человека (он расставил ноги, взмахнув руками) ничего собственно не говорила о том, чем он занят, но заставляла предполагать крайнюю напряженность внимания, обращенного к чему-то на палубе, невидимой зрителю. Завернутые полы его кафтана трепались ветром; белая коса и черная шпага вытянуто рвались в воздух; богатство костюма выказывало в нем капитана, танцующее положение тела – взмах вала; без шляпы, он был, видимо, поглощен опасным моментом и кричал – но что? Видел ли он, как валится за борт человек, приказывал ли повернуть на другой галс или, заглушая ветер, звал боцмана? Не мысли, но тени этих мыслей выросли в душе Грэя, пока он смотрел картину. Вдруг показалось ему, что слева подошел, став рядом, неизвестный невидимый; стоило повернуть голову, как причудливое ощущение исчезло бы без следа. Грэй знал это. Но он не погасил воображения, а прислушался. Беззвучный голос выкрикнул несколько отрывистых фраз, непонятных, как малайский язык; раздался шум как бы долгих обвалов; эхо и мрачный ветер наполнили библиотеку. Все это Грэй слышал внутри себя. Он осмотрелся: мгновенно вставшая тишина рассеяла звучную паутину фантазии; связь с бурей исчезла.

Читать еще:  Варианты односпальных кроватей с ящиками, их преимущества и недостатки

Грэй несколько раз приходил смотреть эту картину. Она стала для него тем нужным словом в беседе души с жизнью, без которого трудно понять себя. В маленьком мальчике постепенно укладывалось огромное море. Он сжился с ним, роясь в библиотеке, выискивая и жадно читая те книги, за золотой дверью которых открывалось синее сияние океана. Там, сея за кормой пену, двигались корабли. Часть их теряла паруса, мачты и, захлебываясь волной, опускалась в тьму пучин, где мелькают фосфорические глаза рыб. Другие, схваченные бурунами, бились о рифы; утихающее волнение грозно шатало корпус; обезлюдевший корабль с порванными снастями переживал долгую агонию, пока новый шторм не разносил его в щепки. Третьи благополучно грузились в одном порту и выгружались в другом; экипаж, сидя за трактирным столом, воспевал плавание и любовно пил водку. Были там еще корабли-пираты, с черным флагом и страшной, размахивающей ножами командой; корабли-призраки, сияющие мертвенным светом синего озарения; военные корабли с солдатами, пушками и музыкой; корабли научных экспедиций, высматривающие вулканы, растения и животных; корабли с мрачной тайной и бунтами; корабли открытий и корабли приключений.

В этом мире, естественно, возвышалась над всем фигура капитана. Он был судьбой, душой и разумом корабля. Его характер определял досуга и работу команды. Сама команда подбиралась им лично и во многом отвечала его наклонностям. Он знал привычки и семейные дела каждого человека. Он обладал в глазах подчиненных магическим знанием, благодаря которому уверенно шел, скажем, из Лиссабона в Шанхай, по необозримым пространствам. Он отражал бурю противодействием системы сложных усилий, убивая панику короткими приказаниями; плавал и останавливался, где хотел; распоряжался отплытием и нагрузкой, ремонтом и отдыхом; большую и разумнейшую власть в живом деле, полном непрерывного движения, трудно было представить. Эта власть замкнутостью и полнотой равнялась власти Орфея.

8 лучших производителей кроватей

*Обзор лучших по мнению редакции expertology.ru. О критериях отбора. Данный материал носит субъективный характер, не является рекламой и не служит руководством к покупке. Перед покупкой необходима консультация со специалистом.

Кровать, пожалуй, можно назвать одним из главных функциональных элементов спальни. От ее качества и внешнего вида будет зависеть не только гармоничность интерьера, но и комфортность сна. Как сделать верный выбор и не прогадать с покупкой? Попробуем разобраться с этими вопросами в нашем рейтинге лучших.

Как выбрать кровать: детальная инструкция

Покупая подходящую кровать, вы фактически покупаете ваш будущий сон, поэтому необходимо к процессу выбора подходящего элемента мебели подходить со всей ответственностью. На что же нужно обращать внимание при покупке кровати? Итак, поехали.

  1. Определяем размер и форму. Габариты изделия определяются, в первую очередь, ростом человека, который будет на ней спать. Несмотря на существующую классификацию кроватей в зависимости от размера (одинарные, полуторные, двуспальные), выбирать подходящую нужно, руководствуясь исключительно собственным комфортом. Иногда двоим может быть удобно спать на полуторке, а бывает и так, что одному двуспальную подавай. Запас длины должен быть минимум 10 см (лучше больше). Что касается формы, то здесь все зависит от финансовых и пространственных возможностей. Кровать нестандартной формы сложнее разместить в комнате, да и постельное белье, скорее всего, придется шить либо попотеть в поисках подходящего.
  2. Подбираем каркас. Следующий этап – выбор подходящего каркаса. Материала нужно подбирать очень тщательно, поскольку далеко не все можно назвать экологически чистыми. Для изготовления каркаса используют металл, шпон, древесный массив и различные его имитации (МДФ, ДСП). Металл и натуральное дерево – абсолютно безопасные материалы, которые не будут отравлять пространство комнаты. А вот МДФ и подобные ему могут содержать в составе клеящие компоненты-аллергены. Правда, каркас именно из таких материалов изготавливается быстрее всего и стоит дешево.
  3. Основание не менее важно. Оно представлено в 2 вариантах: металлическая сетка и ламели (пластик/дерево). Последний вариант считается ортопедическим и дарит максимальный комфорт, зато сетка прослужит долгие годы. Важно обращать внимание и на количество ламелей, если вы склоняетесь в пользу такого основания: чем больше кровать, тем больше ламелей должно быть.
  4. Выбираем матрас. Обращаем внимание на 3 момента: размер, наполнение и обивка. Размер матраса должен четко совпадать с основанием (любые несоответствия чреваты неудобным сном и даже поломкой изделия). Наполнение может быть искусственным (синтетика намного дешевле, но может вызвать раздражение кожи и не обеспечивает циркуляцию воздуха) и натуральным (дорогой, но очень качественный и экологически безопасный вариант). Ну, и, наконец, обивка. Предпочтительными вариантами считаются натуральный хлопок и овечья шерсть – оба материала гипоаллергенны и прослужат долгие годы. На заметку! Иногда производители предлагают изделие в комплекте с матрасом, который далеко не всегда может быть высокого качества. Лучше покупать матрас отдельно либо выбирать модель кровати с ортопедическим матрасом.
  5. Подходящий стиль. Обязательно учитывайте особенности интерьера спальни, поскольку выбранная модель кровати должна идеально вписываться в дизайн помещения. В редких случаях (когда речь о комбинированном интерьере) можно выбрать кровать, которая будет зрительно выделяться своим стилем на общем фоне комнаты.

Рейтинг лучших производителей кроватей

Номинация место производитель рейтинг
Рейтинг лучших производителей кроватей 1 Askona 4.9
2 Оrmatek 4.8
3 Hoff 4.7
4 Perrino 4.7
5 Райтон 4.7
6 Торис 4.6
7 Боровичи-Мебель 4.5
8 Соня 4.1

Askona

Фабрика мягкой мебели Askona по праву считается одним из самых мощных предприятий в Европе: каждый день компания выпускает более 2000 кроватей, а производственные возможности позволяют увеличить эту цифру в 4 раза. Бренд славится не только разнообразием кроватных моделей, но и собственной производственной линией пружинных блоков и ортопедических матрасов. Фабрика «Аскона» – единственная в России использует высокотехнологичную ортопедическую пену с сертификатом безопасности.

Достоинства

  • ортопедический матрас премиум-класса в комплекте;
  • натуральные материалы в каркасе и основе;
  • элегантная модельная коллекция.

Недостатки

  • жалобы потребителей на невысокое качество искусственных материалов, химический запах.

Оrmatek

Бренд был включен нашими экспертами в рейтинг лучших как достойный представитель мебельных фабрик, создающий надежные классические модели кроватей по демократичной цене. Компания предлагает широкий спектр спальных принадлежностей и приятных мелочей для уютного сна. Таким образом, можно комфортно обустроить всю спальню, а не только приобрести кровать.

Достоинства

  • анатомические аксессуары для сна;
  • широкий выбор спальных принадлежностей (подушки, одеяла, постельное белье и пр.);
  • качественные спальные системы.

Недостатки

  • жалобы потребителей на быстрый выход из строя комплектующих кровати (фурнитуры, балок основы).

Одна из крупнейших российских мебельных сетей, предлагающая потребителю комплексные решения для интерьера. Бренд специализируется на создании доступной и надежной мебели для дома.

Достоинства

  • оригинальный дизайн;
  • большая вместительность;
  • демократичные цены.

Недостатки

  • недолговечность механизмов;
  • некачественный сервис (задержки доставки, недокомплектация изделий).

Perrino

Российская фабрика специализируется на изготовлении ортопедических кроватей и матрасов с использованием качественной фурнитуры, натуральных материалов. Компания делает ставку на практичность и стильную простоту моделей.

Достоинства

  • модели с ортопедическим основанием;
  • натуральность материалов матраса;
  • длительная гарантия на изделия.

Недостатки

  • жалобы потребителей на ДСП низкого качества.

Райтон

Еще один отечественный производитель кроватей за основу своей работы всегда берет высокое качество материалов и большое разнообразие дизайнерских стилей. Изделия придутся по душе ценителям оптимального сочетания цены и практичности.

Достоинства

  • большая коллекция аксессуаров для сна;
  • экологически чистые материалы;
  • стильные модели с металлическим каркасом.

Недостатки

  • жалобы на некачественный сервис.

Торис

Производитель кроватей специализируется на создании изделий из древесного массива и материалов на основе натуральной древесины. В работе отдает предпочтение эргономичным и эстетичным изделиям.

Достоинства

  • широкий модельный ряд матрасов;
  • ортопедические основания;
  • использование древесного массива.

Недостатки

  • потребители говорят об использовании ДСП вместо массива;
  • частые срывы доставки.

Боровичи-Мебель

Российский производитель мебели для дома уже не первый год производит эргономичные, стильные модели кроватей, делая ставку не на разнообразие, а на функциональность и дизайн грамотного подобранного ряда конструкций.

Достоинства

  • натуральность материалов;
  • стильный внешний вид;
  • демократичная цена.

Недостатки

  • «хлипкость» деталей из ДСП.

Недорогой украинский бренд специализируется на изготовлении простых и доступных моделей кроватей, изготовленных преимущественно из древесины. Изделия отличаются практичностью, аккуратным дизайном и надежностью.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector